Розділи

загрузка...
Операции с товарными фьючерсами; Энциклопедия бухгалтерского учета - Грачева Р.Е. Раздел II Ч.2

Операции с товарными фьючерсами

В среде бухгалтеров упоминание о фьючерсах обычно сразу ассоциируется с п. 7.6 Закона Украины о налогообложении прибыли, где говорится об особенностях налогового учета ЦБ и деривативов. Напрасно. Поскольку к таким де-ривативам, как фьючерсы, данный пункт не относится. Об этом нетрудно догадаться из содержания подпункта 7.6.2:

«7.6.2. Нормы данного пункта распространяются на налогоплательщиков — торговцев ценными бумагами и дери-вативами, а также на любых других налогоплательщиков, осуществляющих операции по торговле ценными бумагами или деривативами».

Итак, речь идет только о торговле этими инструментами. Но — и это очень важно понимать — к обращению таких деривативов, как фьючерсы, термин «торговля» неприменим. Ибо выражение «купить фьючерс» или «продать фьючерс» — из биржевого сленга и означает отнюдь не торговлю как таковую. Иными словами, занять позицию на фьючерсном рынке — не означает торговать фьючерсами.

О стороне, обязавшейся принять базисный актив, говорят: «купил фьючерс» или «занял длинную позицию». О стороне, обязавшейся поставить базисный актив, говорят: «продал фьючерс» или «занял короткую позицию». На деле же никто ничего не купил и не продал. И никаких затрат на «покупку», и никаких доходов от «продажи» нет. Внесение залога (гарантийной маржи) для участия в торгах никак нельзя назвать затратами в прямом значении этого слова, хотя и существует некоторый риск потерять внесенные деньги. Потери в виде отрицательной вариационной маржи по результатам торгов к затратам, конечно же, относятся, но их нельзя назвать затратами на покупку или на продажу, поскольку ничего на самом деле не было ни куплено, ни продано. Равно как и получение доходов по результатам торгов в виде положительной гарантийной маржи нельзя назвать доходом от продажи фьючерса, т. к. поступают эти деньги не в результате продажи контракта, а в результате удачного для такого участника стечения обстоятельств.

Если приведенные аргументы покажутся недостаточно убедительными, стоит прочитать и следующие два подпункта:

« 7.6.3. Под термином «расходы» следует подразумевать сумму средств или стоимость имущества, уплаченную (начисленную) налогоплательщиком продавцу ценных бумаг и деривативов в качестве компенсации их стоимости.

В состав расходов включается также сумма любой задолженности покупателя, возникающей в связи с таким приобретением».

(Известно, что участники фьючерсных торгов, которых принято называть покупателями, никакой такой компенсации «продавцам» не платят и никакой задолженности перед ним не начисляют — Р.Г.)

« 7.6.4. Под термином «доходы» следует подразумевать сумму средств или стоимость имущества, полученную (начисленную) налогоплательщиком от продажи, обмена или других способов отчуждения ценных бумаг и деривативов, увеличенную на стоимость каких угодно материальных ценностей или нематериальных активов, передаваемых налогоплательщику в связи с такой продажей, обменом или отчуждением.

В состав доходов включается также сумма любой задолженности налогоплательщика, погашаемой в связи с такой продажей, обменом или отчуждением».

Известно, что участники фьючерсных торгов, которых принято называть продавцами, ничего подобного (и ни в какой форме) от «покупателей» не получают и никакой его задолженности не погашают (хотя бы по причине невозможности возникновения таковой).
Следовательно, о неприменимости п. 7.6 Закона о налогообложении прибыли к фьючерсам можно утверждать с полной уверенностью.

Однако же это вовсе не означает, что результаты участия налогоплательщиков в фьючерсных торгах выведены из-под налогообложения. Причем это касается как спекулянтов, так и хеджеров.

Налогоплательщиков, участвующих в таких торгах в качестве спекулянтов и получивших доход в виде положительной вариационной маржи, нет никаких оснований освобождать от обложения налогом на доход. Ведь положительная вариационная маржа, перечисленная на счет спекулянта по результатам торгов, — это деньги, которые перешли в его собственность. А все, что переходит к налогоплательщику вместе с правом собственности, — это его доход (Чтобы удостовериться, нелишне перечитать п. 4.1 Закона о налогообложении прибыли, где дается определение термина «валовой доход» и примерный список поступлений, которые к нему относятся (неисчерпывающий — см. пп. 4.1.6) Следовательно — валовой. Следовательно, облагается налогом на прибыль.

О хеджерах. Чтобы объяснить, каким образом положительная вариационная маржа, полученная хеджером, подпадает под налогообложение, обратимся к определению термина «хеджирование». В частности П(С)БУ 13 приводит следующую формулировку:

«Хеджирование — применение одного или нескольких инструментов хеджирования в целях полной или частичной компенсации изменений справедливой стоимости объекта хеджирования или связанного с ним денежного потока».

Там же приводится определение термина «объект хеджирования»:

«Объект хеджирования — актив, обязательство или будущая операция, создающие для предприятия риск изменения справедливой стоимости этих активов и обязательств или изменения денежных потоков, связанных с будущей операцией».

Совершенно ясно, что, если проводится хеджирование налогооблагаемых операций (например самые распространенные из них покупки/продажи), то результат хеджирования, как компенсация неблагоприятных для хеджера изменений стоимости активов или денежных потоков, сливаясь с основной операцией, просто не может не облагаться теми же налогами, которыми облагаются операции с объектами хеджирования.

Самый простой пример активов, которые могут хеджироваться, — это запасы (товаров, сырья, материалов etc.)

— понятно, что повышение их стоимости ко времени закупки для предприятия нежелательно. Самый простой пример денежных потоков, которые могут хеджироваться, — это доходы (выручка) от реализации продукции (товаров, работ, услуг), — понятно, что предприятие не заинтересовано в их снижении за время, которое пройдет до даты реализации. Следовательно, к валовым доходам относится объем продаж в ценах, сложившихся с учетом хеджирования продаж; к валовым расходам — объем закупок в ценах, сложившихся с учетом хеджирования закупок. Соответственно рассматривается и обложение хеджируемых активов и денежных потоков налогом на добавленную стоимость.

Вместе с тем, Закон Украины о НДС (в частности пп. 3.2.1 ст. 3) не относит к объектам налогообложения операции по продаже или обмену деривативов, если такую продажу (обмен) осуществляет их эмитент. (Фьючерсы эмитирует расчетно-клиринговое учреждение, а не предприятие, решив шее продать свои товары на бирже.) Как не облагаются и операции расчетно-клиринговой и депозитарной деятельности (Внесение участником биржевых торгов гарантийной маржи относится к депозитарным операциям. Что подразумевается под депозитарной, а также расчетно-клиринговой деятельностью, см. в ст. 4 Закона Украины о госрегулировании рынка ЦБ). Внесение гарантийной маржи — обычная залоговая операция для участника торгов; для расчетно-клирингового учреждения это операция его основной деятельности — расчетно-клиринговая, следовательно, также не облагается НДС. Не облагаются НДС и комиссионные вознаграждения, получаемые брокерами от клиентов, о чем указывается в пп. 3.2.7 Закона Украины о налогообложении прибыли (См. пп. 3.2.7 Закона Украины о налогообложении прибыли, а также письмо ГНА №465/10/16-1120-26 от 16.01.98 г.)

Отметим, что пп. 3.2.7 Закона, касается только прямых участников (брокеров, дилеров, банков и др.), но никак не относится к косвенным участникам, то есть к тем, кто брокера нанимает. Например, обычное промышленное (торговое, сельскохозяйственное) предприятие страхует с помощью хеджирования риски своей операционной деятельности (покупки, продажи и пр.) от нежелательного изменения цен. Следовательно, такое предприятие — клиент профучастника рынка ЦБ и деривативов платит НДС точно так же, как платит этот налог по своим основным операциям. Ведь хеджирование только позволяет управлять расходами и доходами, но никак не является отдельной от основной деятельности операцией. Как это отражается в учете, ниже показано на примерах.

Предлагаемые ниже схемы бухгалтерских проводок могут применяться прямыми участниками торгов при совершении ими фьючерсных сделок от собственного имени и за собственный счет (т. е. когда такой участник выступает дилером). Если же прямой участник торгов совершает фьючерсные сделки за счет и от имени клиента (т. е. выступает брокером), то бухгалтерский учет таких операций он ведет в порядке, общеустановленном для отражения обычных посреднических операций. Следовательно, в последнем случае все указанные ниже операции проводятся в учете предприятия-клиента (косвенного участника), выступающего (через посредство профессионального участника) в качестве хеджера или спекулянта. Единственное, чем они будут отличаться, это дополнительными проводками по начислению и выплате комиссионных брокеру, если речь идет об учете клиента. В примерах эти проводки, ради упрощения и в силу их понятности, упускаются.

И спекулянт, и хеджер используют одни и те же инструменты (фьючерсы или опционы), разница только в их назначении. Хеджер заключает сделку в целях снижения или минимизации риска, связанного с возможными изменениями цен (курсов, индексов), перекладывая таким образом часть своих рисков на других участников. Спекулянт же сознательно принимает на себя риск в расчете на благоприятный исход. Хеджер к моменту хеджирования уже занимает определенную позицию на рынке spot и хочет застраховать себя от возможных рисков, для чего занимает противоположную позицию на срочном рынке. Спекулянту же страховать нечего, он желает заработать на благоприятном для него движении цен (курсов, индексов). Таким образом, обязательствам хеджера, возникшим при сделке, всегда соответствует реальный инструмент, которым он располагает на данный момент (или планирует его иметь). Спекулянты же не располагают такими инструментами, так как они покупают-продают срочные контракты только затем, чтобы позже продать-купить их по более высокой цене.

Отсюда разница в признании доходов. Прибыли/убытки от спекулятивных операций отражаются как финансовые доходы и потери (на счетах 733 и 952 соответственно, с последующим отнесением на счет 792). Что касается операций хеджирования, то вопрос о прибыли/убытках от проведения хеджа изначально не приемлем с точки зрения менеджера и методологически необоснован с точки зрения бухгалтера.

Во-первых, извлечение прибыли не является целью хеджирования ( См. определение термина «хеджирование» в П(С)БУ 13 «Финансовые инструменты».) А раз не ставится такая цель, то хеджирование не идентифицируется в качестве обособленной операции, и рассматривается лишь в контексте всей деятельности предприятия-хеджера (клиента биржи). Во-вторых, поскольку цель хеджирования — снижение риска потенциальных потерь (от проведения совершенно определенных предпринимательских операций), то для предприятия (клиента биржи) хеджирование — не операция, а одна из функций, необходимых для грамотного ведения основной деятельности. (Не ставится же вопрос об отдельном учете прибыли, получаемой в результате профессиональных находок менеджеров по снабжению или сбыту!) Хеджированием достигаются выравнивание денежных потоков, стабилизация процессов отгрузки/поступления товаров, получение определенных преимуществ перед конкурентами, поскольку хеджирование рисков способствует ведению более гибкой ценовой политики и в то же время (если надо) позволяет удерживать цены в пределах узкого ценового коридора. Таким образом, о прибыльности/убыточности операций хеджирования бессмысленно говорить в отрыве от основной деятельности на спот-рынке.

Но П(С)БУ 13 диктует нам другие правила, притом неоднозначные:

«36. Изменения балансовой стоимости объекта хеджирования (кроме хеджирования денежных потоков) вследствие переоценки или хеджируемого риска признаются прочими доходами или прочими расходами отчетного периода».

Двузначность данного утверждения в том, что, с одной стороны, бухгалтер должен изменить (увеличить/уменьшить) стоимость объекта хеджирования (и таким образом признается, что рано или поздно это изменение отразится на результатах операционной деятельности), с другой — отразить эти изменения на прочих доходах/расходах. Казалось бы, чего удивительного — все, как положено по законам двойной записи: дебет-кредит и прочее. Да, но это было бы верно в том случае, если бы никакого третьего счета такие изменения не касались. То есть, если бы речь шла о какой-то умозрительной переоценке: на рынке цена повысилась/снизилась, значит и бухгалтер должен отразить некое среднерыночное увеличение/уменьшение стоимости активов с одновременным увеличением на эту же сумму доходов/расходов. Но ничего подобного при хеджировании не отражают! Хеджирование в том и заключается, что хеджер получает вполне конкретный, материальный, зримый и ощутимый доход (если повезет), а если не повезет, — столь же конкретный убыток! Можно сколько угодно делать всяческие переоценки, приводить свой баланс в соответствие с рыночными ценами, но от этого ни на счете, ни где-либо еще не прибудет — не убудет. Все изменения от хеджей как раз и происходят на неком третьем счете, ведь деньги поступают/убывают реальные!

Представим себе, что в результате фьючерсного хеджирования покупки товара на счет хеджера поступает положительная вариационная маржа. Вряд ли кому-то из нас надо дополнительно объяснять, какой проводкой это событие следует отражать, — известное дело: Д-т 31 К-т 377 (Почему именно 377, а не 685, показано на примерах ниже) И чем же авторы П(С)БУ 13 прикажут закрыть счет 377, если изменение стоимости в результате хеджирования провести так, как сказано в п. 36?

Ко всем примерам применяется условие, что дата заключения срочного контракта и дата экспирации укладываются в рамки одного налогового периода, что, как известно, случается крайне редко. Поэтому следует учесть, что в противном случае на дату баланса показывается та сумма вариационной маржи, которая зафиксирована расчетным (клиринговым) учреждением в конце дня, соответствующего этой дате.

ПРИМЕР 21. Позиция покупателя

Условия

• В ходе торгов организация приобрела фьючерсный контракт на покупку сахара на сумму 115000 грн (Цена контракта на бирже фигурирует без учета НДС. Вопрос уплаты этого налога (на маржевой доход или на стоимость товара) возникает лишь после того, как позиции закроются клирингом (офсетной сделкой), а участники сделки купят/продадут товар на рынке spot, или после закрытия позиций реальной поставкой (что случается реже) . Затем закрыла свою позицию, купив противоположный контракт (т. е. контракт на продажу сахара) на сумму 120000 грн.

• При закрытии позиции образовалась положительная вариационная маржа в размере 5000 грн (120,0 -115,0), которая была перечислена биржей на счет организации.

В бухгалтерском учете этой организации указанные операции будут отражены следующим образом:

Таблица 2.225

№ п/п

Содержание операции

Обороты по счетам

Сумма

Д-т

К-т

1.

Внесение организацией-участником торгов гарантийного взноса (маржи) на счет биржи

377

311

3500

2.

Выданные контрактные обязательства учтены на забалансовом счете (без НДС)

X

03

115000

После закрытия позиции

1-й вариант (для хеджеров)

3.

Списание контрактных обязательств с забалансового счета в силу закрытия позиции клиринговым путем

03

X

115000

4.

Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса

311

377

8500

5.

Приобретение сахара на рынке spot:

— поступление сахара от поставщика;

— налоговый кредит;

— оплата поставщику сахара

201

641

631

631

631

311

120000 24000 144000

6.

Положительная вариационная маржа зачисляется

в уменьшение затрат на приобретение сахара: (красным сторно)

 

 

 

201

377

5000

7.

Начислены налоговые обязательства по НДС

442 (или затратный счет)

641

1000

2-й вариант (для спекулянтов)

3.

Списание контрактных обязательств с забалансового счета в силу закрытия позиции клиринговым путем

03

X

115000

4.

Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса

311

377

8500

5.

Положительная вариационная маржа зачисляется в доход

377

733

5000

6.

Начислены налоговые обязательства по НДС

442 (или затратный счет)*

641

1000

7.

Доходы-нетто от фьючерсной сделки

733

792

5000

* Автор склоняется к варианту со счетом 442 «Непокрытые убытки».

В итоге получается, что хеджер в конце концов приобрел партию сахара за 115,0 тыс. грн, несмотря на то, что уплатил за него поставщику 120,0 тыс. грн (см. проводку 5.1 и проводку 6). Ведь те 5,0 тыс. грн маржевого дохода, полученные им благодаря хеджированию, полностью покрыли «переплаченную» на рынке spot сумму. Что касается НДС, то поставщику по его же налоговой накладной бывший участник биржевых торгов платит все 24,0 тыс. грн, которые затем засчитываются в налоговый кредит. Этот налоговый кредит, конечно же, уменьшит общие налоговые обязательства, начисленные за отчетный период. Но вместе с тем возникает, казалось бы, несоответствие. Ведь благодаря хеджированию стоимость партии товара обошлась этому налогоплательщику в 115,0 тыс. грн, а не в 120,0. Поэтому налоговый кредит должен равняться сумме 23,0 тыс. грн (20% от 115,0), а не 24,0 тыс. грн (20% от 120,0). Самое интересное, что именно так и получается: налоговый кредит в сумме 24,0 тыс. грн уменьшается на 1,0 тыс. грн налоговых обязательств, начисленных на доходы, полученные в виде положительной вариационной маржи. Итого налоговый кредит равен 23,0 тыс. грн — сумме, соответствующей реальной стоимости приобретенной на рынке spot партии сахара.

Если бы маржевые доходы не облагались НДС, то в налоговой декларации сумма 115,0 (фактическая стоимость приобретенного товара) не соответствовала бы сумме НДС, уплаченного поставщику (24,0 по налоговой накладной, и от нее никуда не деться!). Не может же налоговый инспектор заявить, дескать, поскольку фактически товар обошелся в 115,0, а не в 120,0, то в счет НДС вам зачтем только 23,0 налогового кредита, а не 24,0, как то указано в налоговой накладной. Это было бы несправедливо, т. к. поставщику действительно было уплачено все 24,0, а не 23,0. Получается, что НДС на маржевые доходы (в данном случае 1,0 тыс. грн) восстанавливает «справедливость».

Но любопытная картина получается, если маржевые прибыли/убытки хеджер попытается отразить отдельно от операций, в связи с которыми проводился хедж. А заодно попытается соблюсти и п. 36 и 38 П(С)БУ 13, где говорится об изменении балансовой стоимости объекта хеджирования. (Напомним, что объект хеджирования в данном случае — стоимость приобретаемого сахара.)

Чтобы доказать невозможность соблюдения п. 7.6 Закона Украины о налогообложении прибыли в отношении операций хеджирования и всю абсурдность требований П(С)БУ 13 в этой части, стоит рассмотреть и другую схему (таблица 2.226).

Проводки у хеджера после закрытия позиции (с учетом требований п. 36 П(С)БУ 13)

Таблица 2.226

Содержание операции

Обороты по счетам

Сумма

п/п

Д-т

К-т

3.*

Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса

311

377

8500

4.

Списание контрактных обязательств с забалансового счета в силу закрытия позиции клиринговым путем

03

X

115000

5.

Приобретение сахара на рынке spot:

— поступление сахара от поставщика;

— налоговый кредит;

— оплата поставщику сахара

201

641

631

631

631

311

120000

24000

144000

6.

Уменьшение балансовой стоимости объекта хеджирования (по п. 36 П(С)БУ 13)

949

201

5000

7.

Начислены налоговые обязательства по НДС

442 (или 949)

641

1000

8.

Положительная вариационная маржа относится к прочим доходам отчетного периода (по п.36 П(С)БУ 13)

377

746

5000

* Проводки 1,2 аналогичны проводкам 1,2 в таблице 2.225.

В таблице 2.226 проводки 6 и 7 выполнены с учетом требований п. 36 П(С)БУ 13 «Финансовые инструменты». Читаем этот пункт еще раз: «Изменения балансовой стоимости объекта хеджирования вследствие переоценки или хеджируемого риску признаются прочими доходами или прочими расходами отчетного периода». Проводкой 6 мы отразили то, что требуется в данном пункте: уменьшили балансовую стоимость объекта хеджирования (К-т 201) и увеличили прочие расходы (Д-т 949). Но! Во-первых, не странно ли получается: на банковский счет хеджера поступили деньги, а мы отражаем увеличение расходов? Во-вторых (вытекает из первого): что же делать с реальными деньгами, которые пришли на счет и благодаря которым хеджер получил возможность удешевить свое приобретение? А ничего другого не остается, как отразить то, что есть на самом деле — прибыль: Д-т 377 К-т 746 (проводка 8). В итоге получается, что прочей прибыли ровно столько, сколько и прочих затрат — 5000 грн, итого «прочий» результат — ноль. Так нужно ли открывать счета прочих затрат и прочих доходов для того, чтобы по «прочей» деятельности показать нулевой финансовый результат, тогда как полученная прибыль все равно всплывет в результатах операционной деятельности, ведь затраты на приобретение сахара уменьшились на те же 5000, полученных благодаря хеджу? Это лишний раз доказывает, что бессмысленно рассматривать операции хеджирования в отрыве от операций основной деятельности, ради оптимизации которой этот хедж проводился.

Пожалуй, единственное, что здесь можно признать прочими расходами, это сумму НДС в 1000 грн, которую хеджер уплатил из своих собственных средств и которая действительно отразилась непокрытым убытком. Но вряд ли эти «мелочи» авторы П(С)БУ 13 имели в виду.

ПРИМЕР 22. Позиция продавца

Условия

• В ходе торгов организация приобрела фьючерсный контракт на продажу сахара на сумму 120000 грн.

• Затем закрыла свою позицию, купив противоположный контракт (т. е. контракт на покупку сахара) на сумму 115000 грн.

• При закрытии позиции образовалась положительная вариационная маржа в размере 5000 грн (120,0 -115,0), которую биржа перечислила на счет организации.

В бухгалтерском учете этой организации указанные операции будут отражены следующим образом:

Таблица 2.227


Содержание операции

Обороты по счетам

Сумма

п/п

Д-т

К-Т

1.

Внесение организацией-участником торгов гарантийного взноса (маржи) на счет биржи

377

311

3500

2.

Выданные контрактные обязательства учтены на забалансовом счете (без НДС)

X

03

120000

После закрытия позиции:

1-й вариант (для хеджеров)

3.

Списание контрактных обязательств с забалансового счета в силу закрытия позиции клиринговым путем

03

X

120000

4.

Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса

311

377

8500

5.

Продажа сахара на рынке spot:
— отгрузка сахара покупателю;
— положительная вариационная маржа зачисляется в доходы от реализации с учетом НДС на маржевой доход
(5000x1,2 = 6000);
— налоговые обязательства;
— поступление денег от покупателя

361
377
442
702
311

702
702
702
641
361

138000 5000
1000
24000 138000

6.

Доходы-нетто

702

791

120000

2-й вариант (для спекулянтов)

3.

Списание контрактных обязательств с забалансового счета в силу закрытия позиции клиринговым путем

03

X

120000

4.

Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса

311

377

8500

 


п/п

Содержание операции

Обороты по счетам

Сумма

Д-т

К-т

5.

Положительная вариационная маржа зачисляется в доход

377

733

5000

6.

Начислены налоговые обязательства по НДС

442

641

1000

7.

Доходы-нетто от фьючерсной сделки

733

792

5000

Пример показал, что учет маржевых доходов у спекулянтов, как выступающих с позиций покупателя, так и выступающих с позиций продавца, проводится по одной и той же схеме.

«Хеджерский» учет отличается, но у продавца он столь же логичен, как и у покупателя. Если покупателю мар-жевые доходы позволяют уменьшить первоначальную стоимость приобретенного товара, то продавцу эти доходы увеличивают доходы от реализации товара. А поскольку маржевые доходы облагаются НДС, то и в декларации показатели объемов выручки и объемов НДС будут соответствовать. Несмотря на то что покупателю сахар был отпущен по цене рынка spot, продавец благодаря хеджированию получил выручку, на которую рассчитывал, заключая фьючерсную сделку. Следовательно, и налоговые обязательства по НДС у него возникли исходя из фьючерсной цены.

Интересно, что результаты хеджирования с позиции продавца отразить с учетом п. 36 П(С)БУ 13, несравнимо легче, чем с позиций покупателя (см. пример 21). Эту схему стоит показать (см. таблицу 2.228).

Проводки у хеджера после закрытия позиции (с учетом требований п. 36 П(С)БУ 13)

Таблица 2.228

Содержание операции

Обороты по счетам

Сумма

п/п

Д-т

К-т

3*.

Поступление на счет организации-участника положительной вариационной маржи и возврат гарантийного взноса

311

377

8500

4.

Списание контрактных обязательств с забалансового счета в силу закрытия позиции клиринговым путем

03

X

120000

5.

Продажа сахара на рынке spot:

— отгрузка сахара покупателю;

— положительная вариационная маржа отражается как прочие доходы с учетом НДС на маржевой доход;

(5000x1,2 = 6000);

— налоговые обязательства (исходя из цены spot);

— налоговые обязательства (исходя из суммы маржевого дохода)

361

377

 

442

702

746

702

746

 

746

641

641

138000

5000

 

1000

23000

1000

6.

Поступление денег от покупателя

311

361

138000

7.

Доходы-нетто

702

791

115000

* Проводки 1,2 аналогичны проводкам 1,2 в таблице 2.227.

Можно было бы не возражать против такой схемы — по крайней мере, она проста и понятна. Весь смысл в том, чтобы отделить доходы операционной деятельности от маржевых доходов, которые, как полагают авторы налоговых законов и бухгалтерских стандартов, с операционной деятельностью не имеют ничего общего. Выше было доказано, что это не так, если принимать во внимание, что речь идет не о спекуляции, а о хеджировании.