Розділи

загрузка...
Факторинг и НДС; Энциклопедия бухгалтерского учета - Грачева Р.Е. Раздел II Ч.2

Факторинг и НДС

Факторинговые операции, за исключением случаев, когда объектом факторинга являются валютные ценности и ценные бумаги, облагаются налогом на добавленную стоимость. Цитата из Закона Украины об НДС: «3.2. Не являются объектом налогообложения операции по:

3.2.5. предоставлению услуг по инкассации, расчетно-кассовому обслуживанию, привлечению, размещению и возврату денежных средств по договорам займа, депозита, вклада, страхования или поручения; предоставлению, управлению и переуступке финансовых кредитов, кредитных гарантий и банковских поручительств лицом, предоставившим такие кредиты, гарантии или поручительства;

торговле за денежные средства или ценные бумаги долговыми обязательствами, за исключением операций по инкассации долговых требований и факторингу (факторинговым) операциям, кроме факторинговых операций, если объектом долга являются валютные ценности, ценные бумаги, в том числе компенсационные бумаги (сертификаты), инвестиционные сертификаты, жилищные чеки, земельные боны и деривативы».

Требование Закона кажется вполне оправданным. Ведь передача (купля-продажа) долговых прав по неоплаченным поставкам в сумме отражает не только стоимость товарных поставок, но и НДС, начисленный поставщиком (клиентом фактора) на стоимость реализованных должнику товаров. (Разумеется, если операции по продаже таких товаров облагаются НДС, т. е. поставки не входят в число предоставляемых тем же Законом льгот.)

Но, с другой стороны, если учесть, что в процитированном подпункте речь идет о факторинговых операциях как таковых (т. е. в целях налогообложения факторинговые операции все же рассматриваются отдельно от операций по продаже товаров, отгружавшихся покупателям на условиях последующей оплаты), то здесь возникает интересный вопрос. В частности, не следует ли из этого подпункта, что налогоплательщик, отгрузив товар своему покупателю и предъявив ему к оплате счет, включающий НДС, после продажи этих долгов фактору обязан начислить НДС еще раз уже сверх суммы, указанной в этом счете? Но при такой трактовке Закона вряд ли кто-то из налогоплательщиков рискнет заключить договор факторинга.

Не правда ли, логично: если в Законе среди облагаемых налогом операций указываются операции по продаже товаров, а затем, уже в другой статье, указывается на «облагаемость» операций факторинга по долгам за эти товары, то эти две операции и в целях обложения НДС следует рассматривать отдельно друг от друга. Тем более что и с экономической точки зрения это действительно две отдельные совершенно разные операции. А поскольку (согласно тому же Закону) этот налог начисляется сверх контрактной стоимости продаваемых ценностей, — что, в общем-то, тоже абсолютно верно как с экономической, так и с правовой точки зрения, — то исходя из того, что операция продажи товаров и операция продажи долгов за эти товары осуществляется по разным контрактам, НДС к уплате в бюджет (налоговые обязательства) следует начислять по двум разным контрактам, причем на разные суммы. А разными они будут уже потому, что операция продажи дебиторской задолженности (факторинг) измеряется всей суммой этой задолженности. То есть НДС, начисленный в счете к покупателям на контрактную стоимость отгруженных им в долг товаров, не может быть исключен из суммы передаваемой по факторингу дебиторской задолженности, т. к. сам является неотъемлемой составной частью этой задолженности. Следовательно, в соответствии с пп. 3.2.5, факторинговая операция должна облагаться НДС по ставке 20% сверх контрактной стоимости передаваемой дебиторской задолженности, т. е. задолженности, уже включающей НДС на контрактную стоимость отгруженных дебиторам товаров. Есть опасения, что ГНАУ это предположение понравится.

А теперь применим к этому вопросу не «законную», а человеческую, обыденную логику. Как было сказано выше, передача (купля-продажа) долговых прав по неоплаченным поставкам в сумме отражает не только стоимость товарных поставок, но и НДС, начисленный поставщиком (клиентом фактора) на стоимость реализованных должнику товаров. Это означает, что при передаче задолженности фактору клиент (бывший продавец товаров и настоящий продавец долговых прав за эту поставку) никуда не уходит от обязанности платить НДС. Передав фактору полномочия только собрать деньги с должников, он остается плательщиком НДС таким же, как и числился до этого — как субъект, совершивший операцию продажи товара. Более того, вполне возможно, что этот плательщик давно уже и с бюджетом рассчитался, ведь «первое событие» состоялось, и этим «событием» была отгрузка. При чем же здесь факторинг? Да ни при чем. Но, как ни странно, пп. 3.2.5 рассматривает факторинг в качестве отдельного объекта обложения НДС, обязывая налогоплательщиков начислять НДС еще и на эти операции.

Что касается фактора, то он, как всего лишь собиратель долгов, не может выступать плательщиком НДС, поскольку не он эти товары продавал. Не может он также направлять НДС в бюджет с получаемых им сумм при инкассации долговых требований, поскольку, как было сказано, «первое событие» уже состоялось — покупатель начислил эти налоговые обязательства у себя на балансе и, вполне возможно, даже рассчитался по ним с бюджетом.

Если же, при неправильной трактовке Закона, ГНАУ будет рассматривать фактора в качестве плательщика НДС по факторинговым операциям, то отсюда следует, что этот НДС сверх покупаемой им суммы дебиторской задолженности обязан будет начислить ему к оплате его клиент, который эти долговые права продает. Ну, хорошо, начислит он этот НДС (тем самым увеличив свои налоговые обязательства по декларации), но какой же фактор согласится покупать у него такую задолженность? Откуда у фактора возьмется источник для уплаты такого НДС? Не предъявлять же ему завышенные финансовые требования к тем дебиторам, которые переходят в его (фактора) ведение!

Остается надеяться, что авторы когда-нибудь признают всю нелепость формулировки пп. 3.2.5 и рано или поздно он будет действовать в новой редакции.